portalklinika.ru

Самара платные онкологические центры где делают операции



24 марта 2007 г.

То ли меня учили по-другому, то ли сам я чуток другой. Ну, допустимо в материале маленько приукрасить чего-нибудь, либо наоборот, но чтобы уж с пяток на уши все ставить – оно ни в какие печатные ворота не лезет. Сотню раз уже зарекался с соратниками по ремеслу газетно не спорить: все равно никому ничего не докажешь. Ан нет, подводят-таки к тому пределу, за которым, следуя указаниям классика, попросту «не могу молчать». Речь о мартовской публикации в самарском выпуске «Новой газеты». Автор – Дарья Марченко. Посвящено областному онкоцентру. Называется «Предприятие высокой рентабельности». Поехали, что ли.

Как я понимаю, сударыня написала всю полосу со слов анонимного врача того самого центра. Целиком с текстом знакомить не стану – «Волжская коммуна», в конце концов, не рекламное к чему-то приложение. Основные постулаты: в нашем онкоцентре «врачам теперь просто стыдно работать… растут платные услуги… больной, обратившийся в СООД, до необходимой ему срочной операции идет по всем кругам ада несколько месяцев, обогащая попутно организаторов этой схемы… любимая фраза главврача – «Каждый заведующий, прежде всего, должен быть экономистом».

В то же время г-жа Марченко (а наверное, ее безымянный собеседник нехотя проговариваются, что:

- Да, у нас окончательно победили коррупцию среди врачей. Раньше было так: если больной хотел пройти все побыстрее, он давал некую сумму врачу, тот проводил его по всем кабинетам, делясь с другими. Сейчас сумма, которую пациент платит в кассу, в разы больше, но врачу ничего не остается…

Да от начала строительства до открытия здания в январе 2006-го вокруг Самарского областного онкологического центра, каких одиннадцать в мире и всего лишь два в Европе, разными людьми выстраивалась эдакая же негативная аура. Мол, и денег-то в саму стройку вбухано непомерно, и оборудование дорогущее, и достойных специалистов в надлежащем объеме у нас не сыщется, и вообще никому это не надобно. То бишь ощущение такое, будто наш онкоцентр кому-то как кость в горле.

Нынче новая претензия: доктора без взяток остались, но «кто-то кое-где у нас порой» за счет легальной кассы греется.

От моего жилища до онкоцентра трамвайно, с подходом и отходом, где-то минут сорок. Главврача, кандидата медицинских наук В.П. Тявкина, насчет встречи попросил заранее. Легко. По телефону. Именно он готовил после публикации «Новой газеты» ответ в областное министерство здравоохранения, где, в частности, говорилось:

- Число посещений поликлиники в новых условиях (2006 год возросло на 55,2%, амбулаторных операций – на 207,5%, стационарных операций – на 30,5%, ультразвуковых исследований – на 141,8%, рентгенологических – на 129,5%, лабораторных – на 74,9%. В целом количество пролеченных больных выросло на 14,2%. Интенсификацию работы специалистов диагностических служб характеризуют следующие показатели: функция должности врача УЗИ увеличилась на 24%, рентгенолога – на 41,9%, лаборанта – на 75%. Количество операций на одном столе в рабочий день возросло на 51,7%.

Ай, как я ошибся, думая, что стандартной складной статистикой мы обойдемся. Первой же фразой после ритуального рукопожатия Виктор Павлович уже меня удивил:

- Разговор не против меня или вообще онкоцентра. Просто с внедрением локальной компьютерной сети мы избавили врачей «первого звена» и регистраторов поликлиники от так называемой «серой схемы». Когда, в самом деле, доктор на поликлиническом приеме за определенную мзду мог вести пациента от кабинета к кабинету, «отлистывая» по ходу действа. Наши больные – донельзя ментальные, кому повезет – еще не раз к нам обратится. Потому прежде предпочитали заплатить и за место в очереди, и за услуги внутри нее. Сколько конкретно, не знаю, но цена вопроса той же химиотерапии – десятки, а эпизодически - сотни рублей. Об этих цифрах между собой говорят пациенты и анонимно пишут жалобы

Компьютер денег не берет, и нынче по блату либо за «бабки» в очередь уже никого не поставишь. Всё высвечивается, всем видать. Но проблема-то остается. Оставшаяся без «левого» приработка не больно сознательная часть персонала на казенную зарплату существовать как-то уже отвыкла. А народный поток сюда, на ул. Солнечную, 50, не иссякает. Приходится и специалистам трудиться в две смены шестидневно, и аппаратуру гонять в таком же режиме.

Со специалистами проще, конечно. Хлопотно, но возможно государственно отпущенные пятнадцать минут на прием как-то подрезать, сократить. С оборудованием такое недопустимо. Положено тому же томографу безболезненно прощупывать насквозь человека 20 минут - он ровно столько и будет это осуществлять. Чтобы верный диагноз выдать. Чтобы лечить потом было ловчее.

Кстати, еще несколько лет тому, как… онкологическая диагностика производилась лишь хирургическим путем. Распарывал хирург пациента, заглядывал внутрь – чаще всего, увидав метастазы, зашивал. И отправлял к тому же Тявкину, в онкодиспансер, где зачастую операция была уже последним и заведомо ненужным действом. По мнению Виктора Павловича, любой из ныне практикующих врачей общей практики в плане онкологии несопоставим с его специалистами. Тому есть статистический пример: в 2005 году 420 оперирующих хирургов в области выполнили 306 резекций желудка. В то же время хирург-онколог делал порядка 300 подобных операций, зачастую выручая больного от самой последней беды. Нынче еще проще. Диагностика заболевания на ранней стадии, в сочетании с передовыми методами лечения, дает добрый шанс к полному избавлению от болезни.

Мало того, Виктор Тявкин искренне выступает, чтобы недужные с доброкачественными образованиями (а таких тут более 40 процентов лечились, коли охота, не в онкологическом центре, а прямо в поликлинике, по месту жительства. И подождать могут, и в очереди постоять, и средства кое-какие скопить.

Теперь насчет платных услуг, по поводу которых так негодует журналист «Новой газеты» Дарья Марченко. Это – единственная позиция, которая находится под прямым контролем казначейства. Отсюда оплачиваются коммунальные расходы, медикаменты, питание стационарным больным и многое другое. В том числе, и надбавка к тарифной ставке докторов, что позволяет более-менее держать профессиональный коллектив (процентов на 90 с лишком «упакованный» из выпускников Самарского мединститута). По просьбе главврача онкоцентра В.П. Тявкина не буду называть абсолютных величин, но скажу: платные услуги плюс дебиторская задолженность (это за оказанную, но не проплаченную государством помощь здесь ежегодно составляют до четверти годового финансирования в рамках обязательного медицинского страхования. И еще. Когда бы онкоцентру казенно платили по потребностям, он съел бы не только наглухо всё финансирование областного здравоохранения, но и неслабо влез в остальные бюджетные расходы.

На какие, кстати, областная власть, по возможности, не скупится. Виктор Павлович Тявкин рассказал мне, что и сам практически всю Россию объездил, и у него в гостях почти все видные наши онкологи побывали. В основном – с широко открытыми глазами. Ибо сегодня Самарский онкоцентр работает на уровне ведущих европейских и столичных заведений и НИИ. Мало того, в части «разборок» со злокачественными образованиями шеи и головы мы вообще, что называется, «впереди планеты всей». Губернатору, не лукавя и не халдействуя, говорит: спасибо пускай в остальных регионах от зависти стонут, а мы с его социально ориентированной помощью еще дальше продвинемся.

…Все бы оно ничего, да в субботу, накануне Пасхи, я полдня провел у постели друга. Рак мозга у него, и чего-то совсем никак. Он ваш коллега, кстати, г-жа Марченко, и не только по профессии, но и – в совсем недавнем прошлом – по изданию, по «Новой газете». Да ведь вы, поди, про то нынче и не вспомните: жуткая хворь некогда блестящего журналиста не есть «горячий факт».

Первично таких больных ежегодно выявляют примерно 200 человек еще столько же – с метастазами мозга. Курс химиогормонотерапии стоит около миллиона рублей. Шансов вернуться в нашу обыденность у Мишки маловато, но без бесплатной помощи специалистов Самарского областного онкоцентра их вообще нет. К слову, решения о дорогостоящем лечении отныне, с подачи В.П. Тявкина, принимаются не кулуарно (как прежде), а коллегиально и открыто.

Да, видать, не про то охота была корреспонденту читателям поведать. Вон отыскали обиженного доктора, поговорили с ним – и погнали в печать заведомо вредную, зато «жареную» публикацию. Тактика, кстати, еще из арсенала самых дурных времен былого «Волжского комсомольца», когда его тогдашний редактор С. Курт-Аджиев (ныне - редактор самарского выпуска «Новой газеты» за счет мнимой крутизны и левизны материалов пытался хоть как-то сохранить тираж и благосостояние издыхающего издания. Еще, помнится, рыбок в фонтан возле Дома печати запускал и устраивал конкурс: кто дальше забубенит пробку из бутылки шампанского (не выплачивая при том зарплату и гонорар сотрудникам несколько месяцев). Помогло оно тогда тебе, Сергей, а.

А люди жить хотят. И донельзя благодарны тем, кто их из беды выручил. Навскидку из книги отзывов СООД:

- От всей души выражаем глубокую благодарность лечащему врачу-хирургу Борисову А.П. за его квалифицированную медицинскую помощь. Не только как хирург он достоин уважения, но и как человек большой души, умеющий подойти к каждому больному, вселить в него надежду в свое будущее здоровье…

- Каждый пациент переступает порог этой больницы со страхом и все-таки с маленькой надеждой. Вот и у нас этой «надеждой» стал А.А. Катюшин. Он практически вернул нас к жизни: профессионально прооперировал, вселил в нас надежду на будущую полноценную жизнь. Низкий поклон ему за его любовь к своему делу, человечность, доброту и отзывчивость.

- Особая благодарность нашему лечащему врачу-хирургу Марушевой Ольге Викторовне. В ней сконцентрированы все лучшие человеческие качества: внешняя симпатия и обаяние, доброта, ласковый нежный голос, улыбка, а самое главное – высокий профессионализм. Каждое утро мы с нетерпением ожидаем нашего любимого доктора – друга и спасителя. Дай же Бог Ольге Викторовне крепкого здоровья на долгие годы, чтобы как можно дольше она могла спасать сотни и сотни больных…

- Мы, пациенты палат № 9, 10, от всего сердца благодарим нашего милого доктора Андрея Анатольевича. Его неиссякаемый оптимизм и доброжелательность, умение найти подход к каждому творят чудеса и вселяют веру в выздоровление. Он действительно Врач от Бога…

Под каждым таким отзывом – подписи. Не анонимные, не безымянные (в отличие от статьи со слов какого-то врача в «Новой газете» – реальных людей, кому работа онкоцентра помогла вернуться к жизни. Инна Николаевна Федотова, Антонина Федоровна Киселева, Нина Сергеевна Андриянова, Е.В. Харитонова, Е.М. Панфилова – да сотни их, даже тысячи. В каждом отделении, на каждом этаже, в любой палате люди готовы хоть письменно – и, безусловно, без принуждения и бесплатно – поблагодарить своих исцелителей.

Меж тем пациентов в Самарском областном онкологическом диспансере становится все больше. Средний российский показатель: 306 хворых на 100 тысяч человек. Прошлогодний самарский: 397 на ту же сотню тысяч. В районах, где ведется добыча или переработка нефти, количество онкологически недужных зашкаливает за 500 на 100000. Всего теперь в области на диспансерном учете в онкоцентре состоят 66 тысяч больных. Из них почти 12 тысяч – женщины с диагнозом: рак молочной железы. Вот над этой скорбной статистикой и задуматься бы автору статьи в «НГ» Дарье Марченко, у которой, видать то ли сорока минут времени, то ли девяти рублей денег не хватило, дабы доехать до первоисточника там всех принимают. Прежде чем усесться за «срывание всех и всяческих масок».

Нет, онкоцентр в порядке,

Здесь снимут стресс и боль.

Какие, Даша, взятки?

Сама давала, что ль?

Хворают люди наши –

И стар, и молодежь.

Не плюй в колодец, Даша,

А то и не попьешь.

Достоинства: Современное оборудование, квалифицированные врачи, которые выполняются свою работу

Недостатки: пациентам мало что объясняют, нет психологов

Долго не решалась написать этот отзыв, так как тема довольно тяжелая. Но все же хочется поделится своим мнением. Так случилось, что у моего отца предположили рак толстой кишки и отправили для обследования в Самарский областной онкологический диспансер. Это учреждение строилось в нашем городе несколько лет, это возведение сопровождалось рядом скандалов коррупционного характера, но сейчас оно работает в полную силу. Отец как житель Самары прошел все обследования совершенно бесплатно по медицинскому полису. На мой взгляд все исследования были сделаны довольно оперативно - в течение двух недель (для нашей медицины мне кажется это очень хорошие сроки). Где-то надо было подождать своей очереди, например на колоноскопию, а в каких-то случаях просто долго делаются исследования (исследование крови на онко-маркеры). К сожалению самые плохие опасения подтвердились. РАК! Сказать, что для всей семьи это был ужас, не сказать ничего. Все были в ступоре, сам отец был просто опустошен и в его глазах я увидела готовность умирать. Ему была предложена операция. На консультацию к заведующему отделением я поехала вместе с ним. Это был мой первый опыт посещения онкоцентра. Когда мы ждали очереди на прием в коридоре у меня было ощущение, что весь воздух здесь пропитан страхом людей ждущих своего приговора, слезы на глаза просто сами наворачивались. Видела истерику молодой девушки лет 28-30, которой сказали, что у нее начались метастазы и надежды больше нет. Зашли на прием к врачу он быстро провел обследование, посмотрел анализы и подтвердил, что необходима операция. Я обратила внимание, что он совсем не смотрел в глаза людям, наверно так отгораживался от людского горя. Я его спросила какая стадия рака у отца. Тут врач впервые поднял глаза от бумажек, удивленно на меня посмотрел, как будто такие вопросы в его кабинете нечасто задают и сказал вторая. На этом прием закончился. Затем мы записались в очередь на операцию, свободное время было через три недели. Потом уже проштудировав интернет я узнала, что 2 стадия рака толстой кишки дает 85% выживаемость, рассказала об этом отцу, чтобы как-то его подбодрить. И это действительно дало какую-то надежду. На мой взгляд этой больнице остро не хватает медицинских психологов, которые могли бы проводить беседы с пациентами, успокаивать, объяснять, ведь люди находятся просто на грани. В день госпитализации я и мама проводили отца на прием, я поднялась вместе с ним на этаж, где находилась его палата. Могу сказать, что до этого времени я никогда не видела таких больниц. Очень широкие коридоры и холлы, палаты как правило на одного пациента, в каждой есть душевая и туалет. Кровати с автоматический поднимающейся спинкой и кнопкой вызова медсестры. Вообщем все как в американских медицинских сериалах. Операцию сделали на третий день после приезда в больницу. Опять же начитавшись интернета я предполагала и говорила об этом отцу, что будет отрезана часть толстой кишки вместе с опухолью и вместо естественного отверстия будет сделана колостома в животе. Опять же никто ничего не рассказывал, с пациентами здесь вообще говорят мало. Однако к нашей радости хирург, делавший операцию, не пошла на столь радикальный шаг, видимо опухоль была не очень большая, и сохранила естественное выводное отверстие в кишечнике. Я настойчиво просила отца узнать у врачей будут ли ему делать химиотерапию. После анализов ему предложили сделать радиологическое облучение места опухоли. Не уверена, что ему бы это предложили если бы он не спрашивал. Как он рассказывал большинству пациентов, которые лежали вместе с ним после операции никаких дополнительных процедур не предлагали. Немаловажный факт, никаких денег не требовали и не вымогали. Все проходило по обычному медицинскому полису. Был правда, как рассказывал отец один наглый анестезиолог, который прямо перед операцией "прозрачно намекал", но это я думаю единичный случай. Ну и главный итог - рак отступил. Прошло уже почти два года после операции и состояние отца довольно хорошее. Есть некоторые проблемы в связи с отсутствием части кишечника, иногда приходится использовать памперсы для взрослых. Но это мелочи по сравнению с тем, что жизнь сохранена. Я как-то читала интервью какого-то московского онколога. Он говорил о том, что о региональных служба помощи онкобольным они судят по тому, приезжают ли из этой области люди на лечение в Москву. Так вот Самарскую область он назвал в числе тех, где с раком могут успешно бороться на месте, все необходимые условия в онкоцентре для этого есть.

Год посещения:2012

Регион (край, область, штат):Самарская область

Город или поселок:Самара

Улица:ул. Солнечная

  • December 1st, 2014. 12:30 pm

    Добрый день! Перерыла кучу сайтов, чтобы найти человека с похожей операцией. И вот только здесь такой человек нашелся, зовут ее Светлана. Огромное ей спасибо за ту помощь и поддержку, которую она мне оказывает. Согласна, что мы не врачи. Но иногда хоть какая то информация не дает тебе паниковать от новых ощущений и вселяет надежду и веру в лучшее. И лично я больше прислушаюсь к мнению человека, который все это пережил, чем к общим фразам врачей. Поэтому я решила просто описать свои ощущения, может кому то они пригодятся. Операцию сделали 5 сентября 2014 года с одномоментной реконструкцией груди силиконовым эндопротезом, с удалением подмышечных, подключичных и грудных л/узлов. Дренажи сняли на 5-6 день. После операции рука жутко отекла,я старалась ею не двигать, не нагружать. Потом появилось ощущение ожога на внутренней и задней поверхности руки выше локтя. Назначили электростатический массаж № 10, но из-за сильной чувствительности руки выдержала только 4 сеанса, хотя процедура оч. хорошая. Также мазала руку Гепариновой мазью и делала легкий поглаживающий массаж. Через 2,5 недели начала каждый день делать ЛфК по самочувствию. К концу второго месяца отек стал спадать, ощущение ожога стало проходить, но появилась сухость кожи и стала ощущать отек в груди. Мази забросила, стала наносить увлажняющий крем. Сухость постепенно отступает. На январь назначили физиолечение: световая ванна, магнитотерапию на руку, электростатический массаж на руку и грудь. Мази сказали вернуть и не только на руку, но и на грудь и пользоваться ими по 2-3 месяца с перерывом на 1 месяц, а также пить таблетки флебо-лимфотонизирующие по 2-3 месяца дважды в год. Если у кого будет что добавить, буду очень благодарна. Всем здоровья и успехов во всем!

    December 1st, 2014. 09:28 am

    А вам не много физио -то назначили? Не рекомендуют же массажи и т.д. Магнитотерапия мне не пошла, незадолго до диагноза я ходила, на позвоночник делали, мне так плохо потом было, особенно с головой и темнело как то перед глазами и тяжесть, три раза и смогла только сходить. У меня тоже одномоментная, я это в общем то не скрываются, писала не раз, но мне ничего не назначали, хотя болело сильно, А что такое электро статистический массаж и световая ванна?

    December 2nd, 2014. 02:39 pm

    Да, массажи запретили, физио тоже, но это мне назначил реабилитолог в нашем областном онкоцентре. В Самаре, может слышали, очень большой онкоцентр, я там и операцию делала. Там лазер назначали на шов буквально через неделю. Электростатический массаж (у них называется Хивамат) назначали через 2 недели после операции, но я тогда не смогла вытерпеть. Делается он таким образом: медсестра одевает на себя резиновые перчатки, подсоединяет один электрод (думаю, что так он называется) к себе, а другой ко мне. Таким образом через перчатки проходит разряд, когда она едва касаясь проводит по руке очень приятное ощущение. Можно сказать бесконтактный массаж.)) А световая ванна, я ее еще не делала, но врач объяснила, что руку держишь под лампой с синим светом. У нас, в Тольятти, тоже ничего не назначают, потому что ничего подобного у нас нет, даже отдельных аппаратов, не говоря уже о реабилитационном отделении.

    December 2nd, 2014. 02:46 pm

    Операцию делала в Самарском онкоцентре, может слышали). Там же назначили и курс реабилитации. Скажите, а мазь вам помогла? И что значит разминали грудь? Я ее слегка поглаживаю когда наношу мазь. И как ваше самочувствие? Отек прошел?

    December 1st, 2014. 10:02 am

    Тоже прошла аналогичную операцию в январе 2014 г. Какое интересное физиолечение Вам назначили. Если не секрет, где Вам делали операцию? Мне хирурги рекомендовали использовать мазь траумель. Делала легкий массаж руки с этой мазью, а так же легкими круговыми движениями разминала грудь, вернее кожу на импланте )))

    December 2nd, 2014. 02:42 pm

    Нам тоже при выписке сказали массажи противопоказаны, а также физиопроцедуры, но это специально разработанные процедуры для онкобольных и делают их у нас в областном онкоцентре.

    December 2nd, 2014. 05:26 pm

    Была операция в 2012 году. Отека не было, болело сильно, но уже на 2ой или 3ий день стала разминать по-тихоньку. Еще помню, как под мышкой появился бугор. Испугалась, но хирург сказал, что это мышца так вылезла. Сейчас после второй операции на той же груди, лучевой дискомфорт умеренной терпимости, порты неприятно под кожей елозят и скованность с больной части. Занимаюсь каждый день. Но руку поднять, как здоровую, увы не могу поднять. Точнее могу, но не так высоко над собой. А вас с портами? Мне они так надоели, но убирать не знаю, можно сейчас или нет. И кто это делать будет.

    December 2nd, 2014. 05:43 pm

    Руку тоже поднять до конца не могу, но это не так напрягает, как отек руки, когда с внутренней стороны создается ощущение ожога, покалывание и окаменелости. очень не приятные ощущения и начинаются ближе к ночи. Поэтому спать нормально пока тоже не могу. Врачи говорят, что это на всю оставшуюся жизнь. но хочется верить, что хотя бы болевые ощущения должны пройти. Про порты ничего сказать не могу, у меня имплантант Беккера. читаю в инете они тоже вроде с портами, но как вы не ощущаю их. А бугор так и остался?

    December 2nd, 2014. 07:18 pm

    Ощущения жжения тоже бывают иногда. Я, видимо, за 2 года привыкла уже :) Но у меня от лимфостаза, я думаю. Про окаменелость мне хирург говорил, что мол, чего я хочу, нервные окончания перерезаны и будут восстанавливаться очень-очень медленно. Боль должна пройти, сейчас все еще там живое. Поначалу мне даже подниматься и дышать глубоко болезненно было. Но со временем прошло. У меня тоже Беккер. Странно, а я как киборг с трубками под кожей. Они перекрутились еще там. Жесть :) Не, мышца встала на место, все нормально. Но было весьма страшно. Причем, оно не сразу проявилось так, а спустя недели 2

    December 3rd, 2014. 07:41 am

    № 136 (5120) от 31.07.07

    Более 60 тысяч жителей губернии страдают онкологическими заболеваниями. Куда и как обращаться онкобольным Самарской области.

    Недавно у пациентов самарских онкологов появилась надежда: в Самаре открылось новое здание современного комплекса Самарского областного клинического онкологического диспансера. Новейшая аппаратура, о которой раньше можно было только мечтать, сегодня находится в распоряжении врачей. Пока открыта только первая очередь Центра, оперативный блок по-прежнему располагается на улице Запорожской, но правительство области делает все возможное, чтобы хирурги-онкологи как можно скорее переехали в новое здание.

    Перед тем, как попасть в онкоцентр, больному предстоит пройти целый ряд инстанций. Так, сначала пациент обращается к участковому врачу (часто онкопатологию выявляют в результате профилактических обследований), который, в свою очередь, при подозрении на опухолевый процесс направляет на консультацию к районному онкологу. Последний проводит дообследование и дает направление в онкоцентр. В этом случае все процедуры, консультации и последующее лечение бесплатные.

    СОКОД работает в системе обязательного медицинского страхования. Пациентам выполняются только те методики, которые заказываются специалистами ЛПУ общей лечебной сети. Кроме того, у пациента должны быть паспорт, страховой полис, направление, где должно быть четко указано название страховой компании, серия, номер полиса и паспорта, фамилия, имя, отчество пациента (полностью), возраст, число, месяц, год рождения, ЛПУ по прикреплению, ЛПУ по прописке, полный направительный диагноз с кодом МКБ и четко написана методика, на которую направляется пациент. На направлении должны стоять штамп ЛПУ, фамилия врача, направляющего пациента, а также его подпись и личная печать.

    Направление на обследование и направление на лечение в стационаре необходимо писать раздельно.

    На одном направлении можно перечислить все методики, которые заказывает врач ЛПУ, однако окончательный алгоритм диагностики формируется коллегиально в специализированном учреждении по результатам обследований.

    Есть и другой путь. Пациент может самостоятельно (без направлений) посетить специалиста онкоцентра, но на платной основе по предварительной записи. Прием онколога стоит около 300 рублей. Дальнейшие обследования в этом случае тоже платные. Если подозрения оправдались, врачи делают выписку, где указывают все результаты обследований, и рекомендуют больному обратиться в районную поликлинику. Онколог по мету жительства выдает направление в СОКОД на оперативное бесплатное лечение.

    Адрес: Самара, улица Солнечная, 50

    Автобусный маршрут №50А: (Железнодорожный вокзал - Онкологический центр, с 5 часов 48 минут до 20 часов 28 минут), маршрут №226 "5-я просека - Хлебная площадь". Также в районе диспансера по ул. Ново-Садовой и пр. им. Кирова проходят следующие маршруты городского транспорта: Автобусы: №6, 21М, 50, 61, 89, 97, 203, 232, 252, 261, 271, 295, 297 Троллейбусы: №4к, 8, 19

    Справочная регистратура - 994-76-58

    Регистратура №1 (районы Самары: Кировский, Красноглинский, Ленинский, Самарский, Советский) - 994-64-95

    Регистратура №2 (Самарская область) - 994-65-82

    Регистратура №3 (районы Самарской области, другие регионы) - 994-62-95

    Регистратура №4 (бюро) по платным услугам - 994-63-55

    Регистратура №5 (госпитализация) - 994-73-81

    Телефон доверия - 994-59-94

    Число просмотров: 9743.

    Источники:
    sampressa.ru, otzovik.com, oncobudni.livejournal.com, samarskieizvestia.ru

    Следующие больницы:



    17 декабря 2018 года

    Комментариев пока нет!
    Ваше имя *
    Ваш Email *

    Сумма цифр справа: код подтверждения