portalklinika.ru

Центр мулдашева аллоплант регенерации



Аллоплант - это уникальный биоматериал из частиц ДНК здоровых клеток. Принципиально новая технология лечения: препарат настраивает клетки нашего организма на правильную работу. Аллоплант положил начало новой регенеративной медицине, стимулирующей восстановление пораженных тканей и органов на основе феномена саморегуляции.

Аллоплант дает возможность лечить болезни, считающиеся «безнадежными». Он провоцирует организм на усиленное производство собственных здоровых клеток, гасит воспаление, стимулирует иммунитет.

Аллоплант вводится в организм в виде инъекций в биологически активные точки. Иглоукалывание (метод рефлексотерапии) насчитывает не одну тысячу лет. Воздействие на биологически активные точки иглами, прижиганием, надавливанием активирует в организме пациента производство биологически активных веществ, гормонов. Раздражение на месте воздействия передается в центральную нервную систему, которая управляет работой определенных органов. При традиционном иглоукалывании эффект от воздействия сохраняется от 2 до 4 недель.

Когда совмещаются методы рефлексотерапии и медикаментозного лечения - усиливается общий лечебный эффект. Иглоукалывание в сочетании с аллоплантом может дать значительные результаты.

Препарат не отторгается организмом и может длительное время находиться в тканях, рассасываясь постепенно. Возникает эффект длительной стимуляции биоактивных точек. Длительное воздействие приучает орган работать в нормальном режиме. Препарат несет в себе информацию здоровой клетки о том, как "правильно" функционировать. Запускается процесс саморегуляции, повышается местный иммунитет.

Эрнст Мулдашев- автор методики «Аллоплант»

Центр мулдашева аллоплант регенерацииВведение инъекций аллопланта почти безболезненно, не вызывает рубцов и аллергии. Инъекции аллопланта имеют очень широкий спектр применения – от косметического омолаживающего воздействия до лечения сложных заболеваний.

Лечение осуществляется сеансами в количестве от 1 до 10, с периодичностью 2-7 суток, что зависит от заболевания, состояния пациента и поставленных задач лечения или профилактики.

Аллоплант одобрен Министерством Здравоохранения Российской Федерации. В настоящее время биоматериалы серии «Аллоплант» поставляются более чем в 500 клиник России и стран СНГ, а также в ряд зарубежных медицинских учреждений.

Современная методика лечения Аллоплант доступна и жителям Екатеринбурга. Рефлексотерапевты, применяющие Аллоплант, прошли обучение в Центре Эрнста Мулдашева.

Центр мулдашева аллоплант регенерации

1. СОСУДЫ: вегетососудистые дистонии, головные боли, последствия инсультов и инфарктов головного мозга

2. ГЛАЗА: атрофия зрительного нерва, резкое снижение зрения

Центр мулдашева аллоплант регенерации 3. ВОЛОСЫ: аллопеция (тотальное или очаговое облысение)

4. НЕРВНАЯ СИСТЕМА: невриты и невралгии тройничного и лицевого нерва

7. КОЖА: псориаз, нейродермит, фурункулез, экзема, язвы трофические, пролежни

Косметический эффект: уменьшаются рубцы, растяжки и морщинки, замедляется процесс старения кожи.

8. ЛЕГКИЕ: хронические бронхиты и бронхиальная астма

9. ПЕЧЕНЬ: последствия циррозов и гепатитов

10. ЖКТ: язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки

11. РОСТ: хондродисплазии, карликовость.

12. ИММУННАЯ СИСТЕМА: иммуно-дефицитные состояния

13. РЕПРОДУКТИВНАЯ СИСТЕМА: простатиты и эректильные дисфункции климактерические расстройства, болезненные менструации, бесплодие, последствия аднекситов

14. КОСТИ: помогает организму быстрее восстанавливаться после переломов и травм опорно-двигательного аппарата. Лечение пародонтоза

Материал из 03.com.ua

«Аллопла́нт» — торговая марка материалов для аллотрансплантации. производящихся из донорского трупного материала во Всероссийском Центре глазной и пластической хирургиии «Аллоплант» (г. Уфа )<ref>Официальный сайт центра «Аллоплант» </ref>, возглавляемом Эрнстом Мулдашевым.

По заявлению производителей, особенностью производимых ими аллопластических материалов является селективная экстракция гликозаминогликанов при обработке донорского материала, что обеспечивает снижение реакции тканевой несовместимости при трансплантации полученных материалов. Кроме того, пересадка специально подобранных материалов стимулирует замещение этих материалов тканью пациента сходной с окружающими тканями структуры, то есть локальной регенерации ткани. В случае же простой пересадки донорского материала произойдет отторжение и область пересадки зарастет рубцовой тканью без восстановления функциональности.

«Аллоплант», по утверждениям врачей Центра, способствует регенерации печени повреждённой циррозом в запущенной стадии, после чего печень восстанавливает свои функции.<ref>Лиза Валиева Аллоплант спасает печень. Аргументы и Факты. № 9, 26 февраля 2003.</ref>

Также Мулдашев утверждает, что «Аллоплант» может лечить рак:<ref>Эрнст Мулдашев, доктор медицинских наук: «В следующем году мы замахнемся на рак» </ref> «…в следующем году будем атаковать рак. Противораковый аллоплант уже создан, но пока мы не знаем, в какие точки его вживлять и в какое время лунного календаря. Вот в десятой двухмесячной экспедиции в Гималаях и будем это изучать. »

Содержание

Критика

Оппоненты из среды офтальмологов утверждают, что за все годы использования «Аллопланта» при глазных патологиях, он так и не был принят основными головными офтальмологическими институтами России, не говоря уже о международном признании. По их словам, публикаций по методике мало, причём в профилирущих изданиях их практически нет. В списке публикаций<ref>Список публикаций Центра "Аллоплант" </ref> из четырёх сотен основная масса приходится на труды конференций, которые не рецензируются и широко не распространяются, что, строго говоря, не позволяет их называть публикациями. И только несколько статей было опубликовано в научных журналах имеющих импакт-фактор больше единицы. Причём даже они прошли совершенно незамеченными научным сообществом, так как эти статьи были процитированы другими авторами только 7 раз (См. Список публикаций Мулдашева Э. Р. ). Для научной работы крупного учёного это исчезающе мало.

Также практические не имеется независимых исследований и сравнений с альтернативными материалами, используемыми в мировой практике. А те немногие офтальмологи, кто пробовал эти материалы отзываются о них без особого восторга, например директор МНТК «Микрохирургии глаза» им. Фёдорова Христо Тахчиди так комментирует «Аллоплант»<ref name="pnp">Инна Супрунова. Игра вслепую на глазах у публики. Парламентская газета. № 14 (1143). 22 января 2003 года</ref>: Уважаемый профессор Мулдашев утверждает, что придумал такую среду, которая сохраняет ткань лучше известных ранее. И назвал материалы, сохраненные его способом, аллоплантами. Мы в Екатеринбурге пробовали эти его аллопланты. Показатели у них такие же, как и у любого другого законсервированного материала. Скорее всего, это самый обычный способ консервации.

С другой стороны, несмотря на многолетнюю практику использования, нет и прямых заявлений хирургов-офтальмогов о вредности этого материала для пациента. Характерно, что даже подвергая Мулдашева грубой критике за его эзотерические исследования<ref>Трансгималайский сказочник с точки зрения ученого-офтальмолога </ref>, Л. И. Балашевич (директор Санкт-Петербургского центра микрохирургии глаза и, на самом деле, коллега<ref>http://www.oor.ru/oor/?headers </ref> Мулдашева по правлению Общества офтальмологов России) тем не менее не рискует прямо обвинить Мулдашева в причинении вреда этой пациентке, а только делает намёки на возможные при любой операции осложнения. Тот же Тахчиди имеет с Мулдашевым несколько совместных публикаций.

Тем не менее, есть случаи неудачного использования «Аллопланта», например двум пациентам после операции в уфимском центре пришлось удалить по одному глазу в Московском институте глазных болезней имени Гельмгольца<ref name="pnp"/>.

Ответ на критику

Савельев А.Б. к.м.н. зав. отд. МИТ Центра глазной и пластической хирургии Аллоплант:

Использование этих биоматериалов возможно только после спец. обучения и сертификации в Центре глазной хирургии. К тому же, уважаемые коллеги из института Гельмгольца прибегают к удалению глаз и по многим другим причинам. В настоящее время биоматериалы Аллоплант используются практическими хирургами различных специальностей, по всем направлениям защищены докторские и кандидатские диссертации, издана серия монографий. А вопрос в использовании или неиспользовании аллоплантов часто решается не исходя из нужд пациентов, а по личному отношению к их изобретателю (что особенно касается г-на Тахчиди).

Некоторые публикации на тему аллопланта

  • Динамика зрительных функуций у больных с пигментной дегенерацией сетчастки после хирургического лечения биоматериалом «Аллоплант», Галимова В. У. « Вестник офтальмологии ». Том 117. № 3, Москва, 2001, 20-23 стр.
  • Пластика склеры при круговых стафиломах биоматериалами «Аллоплант», Корнилаева Г. Г. Мулдашев Э. Р. Научно-практический журнал « Трансплантология ». Т.1. № 1, Киев, 2000, 183—185 стр.
  • Basic research conducted on alloplant biomaterials, Мулдашев Э. Р. Муслимов С.А, Нигматуллин Р. Т. Кийко Ю. И.,Галимова В. У. Салихов А. Ю. Сельский Н. Е.,Булатов Р. Т. Мусина Л. А. European Journal of Ophthalmology . Milano, 1999, 8-13 стр.
  • Тереза Дурова: Мулдашева мне послал Бог. Комсомольская правда-Уфа
  • Ссылки

    Центр мулдашева аллоплант регенерацииМы находимся в гостях у профессора Эрнста Рифгатовича Мулдашева, директора Всероссийского Центра глазной и пластической хирургии Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, широко известного благодаря разработке и активному применению уникального биоматериала «Аллоплант».

    – Эрнст Рифгатович, добрый день! Расскажите, пожалуйста, о создании Вашего Центра, о том, как все начиналось, через какие трудности, тернии пришлось пройти?

    – Наш Центр был создан на базе изобретения биоматериалов «Аллоплант». Аллоплант переводится как: allos с греческого языка – «чужой», plant с английского языка – «саженец» получается «чужой саженец». Аллоплант мы производим из тканей умерших людей, из кадаверных тканей. Эти ткани перерабатываются по специальной технологии. Каждая ткань имеет свою технологию обработки. И суть ее заключается в воздействии на матрикс. Путем химической обработки матрикс изменяется, пересаженная ткань принципиально меняет свои свойства. Во-первых, она не отторгается. Подтверждением этому является более полутора миллиона операций с Аллоплантом и ни одного отторжения. Во-вторых, она становится стимулятором регенерации своих собственных тканей. На месте одного Аллопланта, образно говоря, растут кровеносные сосуды. На месте другого – лимфатические. На месте третьего – кость, на месте четвертого – конъюнктива, пятого – склера, и тому подобное. Воздействуя на гликозаминогликаны разными путями, мы добились регенерации целого ряда тканей, в основном при лечении патологии глаз. Но сейчас Аллопланты используются во многих областях медицины, и их применяют 500 клиник России. Изобретение Аллопланта позволило оперировать и помогать тем больным, которые ранее считались безнадежными. Ярким примером может явиться атрофия зрительного нерва. Атрофия зрительного нерва – это как приговор. А здесь, делая операцию реваскуляризации зрительного нерва, то есть, подводя к зрительному нерву Аллоплант, на месте которого растут кровеносные сосуды, можно добиться улучшения питания зрительного нерва и замедление процесса атрофии.

    – Это же имеет прямое отношение к глаукоме?

    – Конечно, поэтому глаукому мы практически во всех случаях оперируем, включая операции на зрительном нерве. Иногда делаем довольно сложную операцию реваскуляризации зрительного нерва, но практически во всех случаях мы вводим вокруг зрительного нерва диспергированную форму Аллопланта (порошкообразная форма), который стимулирует регенерацию кровеносных сосудов, улучшает обменные процессы, и состояние зрительного нерва во многих случаях улучшается, пациент чувствует это в виде улучшения зрительных функций. Глаукому нельзя вылечить только снижением внутриглазного давления. Глаукома, как говорил великий А.П. Нестеров, – это нейрооптикопатия, то есть глаукома всегда сопровождается поражением зрительного нерва. Известна форма глаукомы с низким давлением, когда идет глаукоматозный процесс, а давление у больного нормальное.

    – Строение планировалось в качестве конференц-зала. Это, между прочим, самая большая в мире модель глаза. Мы уже подали документы в комитет рекордов Гиннеса. Кроме проведения конференций, это сооружение будет использоваться в образовательных и лечебных целях. Применение современных технологий и оборудования позволит нам проецировать на внутреннюю поверхность «Глаза» изображение различных патологических состояний сетчатки. По мнению биологов, реабилитация слабовидящих детей внутри «Глаза» будет намного эффективнее. Мы будем запускать пациентов внутрь огромного глаза и проводить занятия по реабилитации. На мой взгляд, это будет влиять на подсознание, неведомое нам и труднообъяснимое с точки зрения традиционной медицины. Увы, многое мы еще не можем объяснить. Я Вам приведу один пример. Одна пациентка имела зрение 0,01, парацентральное точечное поле зрения. А другая пациентка имела зрение 0,1. И вот эта со зрением 0,01 водила, как слепую, пациентку со зрением 0,1, понимаете.

    – Да, это бывает, удивительный случай.

    – Это удивительные моменты, какое-то влияние подсознания, которое реализует эту 0,01. Мы не можем пока это объяснить. И вот этому влиянию подсознания, я думаю, мы сможем найти какие-то научные критерии, научные моменты, помещая людей внутрь «Глаза».

    – Но ведь, эволюционно, мы унаследовали намного больше рецепторов, чем пользуемся. Мозг используется далеко не на 100%.

    – Да, и возможно, из этого «Глаза» появится какая-то серьезная наука, мы не исключаем такой возможности.

    – Ну, а с другой стороны, даже храмы строились неспроста, с определенной формой. Когда человек попадает внутрь, не знаю, насколько происходит контакт с высшими силами, но определенный настрой психики возникает сразу.

    Центр мулдашева аллоплант регенерации– Ведь в храмах происходит очищение, как мы понимаем, в определенном смысле. И вот это очищение тоже не совсем понятно. То ли это форма, то ли что? А здесь эта форма «Глаза» получилась, как бы купол храма. Люди экстрасенсорного типа, их довольно много, говорят, что здесь сильная энергетика, что они здесь хорошо себя чувствуют. Даже сейчас, когда «Глаз» не доведен до окончательного вида, еще там не совсем все сделано, мы начали проверять остроту зрения у наших пациентов в обычных условиях и когда они находятся внутри «Глаза». Вроде бы, пока еще такой статистики нет, они там дают более высокую остроту зрения.

    – Что касается меня, то в этом зале я почувствовал некоторое улучшение настроения, честно скажу. Но, с другой стороны, я как офтальмолог всегда мечтал совершить виртуальное путешествие. Я сразу нашел диск, сказал, что глаз правый, представил, как это все будет выглядеть. Сразу подзаряжаешься, удивительная акустика. Ну и, в конце концов, обучающий компонент тоже очень важен. Эрнст Рифгатович, давайте подробнее поговорим о глаукоме, как ее лечат в Вашем центре?

    – Да, что касается глаукомы, то в нашем Центре глаукома является одной из основных патологий, которые мы оперируем. Чаще всего к нам поступают пациенты уже оперированные, с врожденной глаукомой, с вторичной глаукомой, с т.н. «заросшими» операциями. Решить проблему рубцевания фильтрационной зоны мы смогли, только создав губчатые Аллопланты, применение которых препятствует развитию рубцовых процессов в области оперативного вмешательства. Над созданием этих Аллоплантов мы работали около 10 лет. Они у нас не сразу получились, потому что мы пытались технологическим путем создать аналог трабекулярного аппарата. При этом он должен был быть не просто точным аналогом, а быть более плотным, чтобы он не терял свою структуру в послеоперационном периоде. И нам это удалось сделать. Мы долго проводили эксперименты на животных, не решались ввести его в переднюю камеру глаза по той причине, что рискованно, а вдруг будет кератопатия, да все что угодно, был такой риск. Потом начали оперировать на «нулевых» глазах волонтеров. А сейчас операции губчатого дренирования (спонж-дренирования) мы делаем ежедневно. Часто мы сразу через тот же разрез входим в супрахориоидальное пространство и имплантируем Аллоплант для реваскуляризации зрительного нерва. Одномоментно мы проводим реваскуляризацию хориоидеи. И вот таким образом многим пациентам, которые ну никак не идут на синустрабекулэктомии и другие традиционные операции, удается снизить внутриглазное давление и сохранить зрительные функции.

    – Какой объем хирургии в год приблизительно?

    – В год мы делаем где-то от 8 до 10 тысяч операций. Каждый день в среднем оперируем 30-50 человек.

    – У Вас достаточно хорошо поставлено собственное производство. Все производится здесь прямо в Центре?

    – Вы используете передовые технологии? Можно несколько слов об этом?

    Центр мулдашева аллоплант регенерации– Да, у нас есть тканевой банк. Благодаря которому мы имеем возможность внедрять свои разработки в клиническую практику. Наш тканевой банк оснащен современным оборудованием. Впервые моделирование трансплантатов проводится с применением лазерной технологии. Для этого сконструирована установка нашими уникальными учеными-физиками из ядерного центра (г. Саров). Моделирование трансплантатов на основе компьютерной технологии с использованием лазерного луча позволяет эффективно без повреждения структуры ткани придать любую необходимую для различных операций объем и форму.

    – В плане стерильности трансплантатов, у Вас, по-моему, используется радиация?

    – У нас было много проблем со стерилизацией Аллоплантов, потому что до сих пор мы возили трансплантаты стерилизовать в тот же Саров и другие города России, где имелась такая возможность.

    – Вы заказали свои?

    – Да, на спонсорские деньги, которые нам дал Роман Абрамович, мы построили здесь ускоритель. Ученые Сарова построили ускоритель, который стерилизует как электронными, так и гамма-лучами, и в различных соотношениях обоими способами и т.п. Но это совершенно безопасно, потому что для каждого вида Аллопланта должен быть свой режим стерилизации. Вот, например, Аллопланты, которые содержат больше воды (вода же при гамма-излучении наиболее опасна, потому что она распадается на анионы ОН-. что может дать реакцию тканей), их было довольно-таки трудно стерилизовать. Сейчас все это удается. Более того, нами сейчас выпускается целая серия водных Аллоплантов, то есть экстракты Аллоплантов разводятся в воде, и эту воду можно пить, ее можно применять в виде глазных капель, при электрофорезе.

    – Эрнст Рифгатович, я обратил внимание на хорошее оснащение Вашего Центра. Ведь, на мой взгляд, мало придумать новую уникальную технологию, важно обладать базой доказательной медицины, подтверждать результаты. У Вас только в одном кабинете стоят два периметра Humphrey, потрясающие микроскопы. Вы уделяете этому большое внимание?

    Центр мулдашева аллоплант регенерации– Конечно, оборудование у нас очень хорошее. Практически сейчас, если взять офтальмологию, у нас есть абсолютно все: и самый лучший допплерограф, и ОСТ высочайшего уровня, у нас свой МРТ. Томограф с программой для диагностики патологии зрительного нерва, зрительного канала, орбиты и глазного яблока. Это, прежде всего, вопрос нисходящей атрофии зрительного нерва, которую мы оперируем. Кроме того, я могу сказать, у нас великолепно оборудован морфологический блок.

    Там два электронных микроскопа, один растровый, второй обычный. Кроме того, лазерный микроскоп. Когда к нам приходят с кафедры анатомии, гистологии и видят оснащение глазной морфологии, то по-хорошему нам завидуют. Я хочу сказать несколько теплых слов в адрес Минздрава России, потому что в последнее время поставки дорогостоящего оборудования идут очень хорошо, раньше было тяжелее. Эти поставки воистину выполняются.

    – Проблема материального обеспечения в России очень актуальна, конечно.

    – Сейчас Минздрав контролирует эффективность использования того или иного оборудования. Можно снабдить всю Россию аппаратурой, а она не будет работать. У нас, конечно, это дело обстоит хорошо по той причине, что мы обращаем особое внимание на то, чтобы каждый аппарат работал с максимальной нагрузкой, а не просто стоял для красоты. Например, обычный анализатор зрительного нерва, который рассчитан фирмой для диагностики первичной глаукомы. По сути дела, когда мы начали его применять, мы не сразу оценили его по достоинству.

    – Имеете в виду, что опытный врач может поставить диагноз и без этого?

    – Да. Мы поставили задачу модифицировать программную часть этого прибора. Сейчас этот анализатор высчитывает процент поражения нервных волокон. Когда решается вопрос о том, стоит ли проводить операцию реваскуляризации зрительного нерва, рискованную в каком-то смысле, в этом случае очень важно знать процент поражения волокон зрительного нерва. После реваскуляризации зрительного нерва с помощью Аллопланта или при введении диспергированных Аллоплантов в субтеноново пространство – в этих случаях мы можем анализировать процент пораженных волокон до и после операции. Как показали исследования, у многих пациентов после операции отмечается положительная динамика. О чем это говорит? Как ни странно, это свидетельствует о том, что идет регенерация.

    – Но ведь регенерация нервной ткани весьма сомнительна.

    – Нервная ткань, вроде бы, не может регенерировать. Мы были удивлены. Но вот, казалось бы. В Москве жил, теперь уже покойный, знаменитый ученый-невролог Д.М. Голубев. И последние слова его были такие: «А нервная ткань все равно регенерирует!» И вот мы при наших морфологических исследованиях все более и более находим подтверждения тому, что все-таки нервная ткань и сетчатка могут регенерировать.

    – Это надежда для огромного количества больных.

    – Две докторских диссертации защищены, одна по пигментному ретиниту, другая по морфологии сетчатки, они как раз показали ультраструктурную регенерацию. То есть, в пигментном эпителии сетчатки увеличивается количество меланосом – это уже признак регенерации. Есть и другие признаки ультраструктурной регенерации. Но мы сейчас стали находить еще и гистологические признаки регенерации. Это очень серьезные экспериментальные исследования.

    – Да. Трудные эксперименты на зрительном нерве. Но эти эксперименты дают чистые морфологические признаки регенерации нервной ткани.

    – То есть, Вы создаете модель вторичной глаукомы, доводите до определенной стадии, потом исследуете?

    – Да, да, да. При росте нервного волокна появляются колбы роста – это морфологический признак, они четко видны при определенной окраске. И мы сейчас приходим к выводу, что, по идее, видим регенерацию. Конечно, в будущем хотелось бы получить хорошие клинические результаты, но работа эта не простая.

    – Эрнст Рифгатович, большое спасибо за интересную беседу. Искренне желаю Вам удачи и в научных исследованиях, и в клинической работе!

    Беседу вел С.Ю. Петров, к.м.н. старший научный сотрудник НИИ ГБ РАМН Фото автора

    Источники:
    dr-ost.ru, 03.com.ua, aprilpublish.ru

    Следующие больницы:



    23 июня 2018 года

    Комментариев пока нет!
    Ваше имя *
    Ваш Email *

    Сумма цифр справа: код подтверждения